Проснулся я рано утром явно не из-за будильника. Причиной моего пробуждения стало рычание. Нет, рев, который заполнял собой все пространство, и стремился вырваться за пределы нашего измерения. Долго я пытался вычислить источник звука, перебирая все возможные варианты:

  • сбежавший тигр;

  • падающий самолет;

  • нашествие инопланетян;

  • ремонт у соседей.

Потом понял, что рык исходит из подъезда. Выглянул, и понял, что причина моих волнений – храп.

Такого я не слышал никогда! Казалось, что в этом звуке сочетается все, что только есть в нашем мире: радость, боль, любовь, страдание, отчаяние и надежда. Кроме того, перелив звуков чем-то напомнил мне какую-то фугу Баха. Какую именно не спрашивайте, я в этом не разбираюсь, просто когда-то давно слышал подобные звуки на концерте классической музыки, куда меня затащила мама. Пошел я на источник «музыки», и наткнулся на бомжа, который сладко спал между 8 и 9 этажами.

Мне так-то не жалко, спит себе человек, и пусть спит, но ведь слушать-то это невозможно! Решил разбудить. Сначала рукой его потеребил – никакой реакции. Потом рукой толкнул сильнее. Тело заворочалось, послало меня нецензурными словами, перевернулось на другой бок, и захрапело уже в другой тональности. Понял я, что или сейчас его подниму, или оглохну к чертовой бабушке – акустика в подъезде жесточайшая, весь этот перелив адских страданий давил мне прямо на уши, и уходил куда-то в глубину воспаленного мозга.

Пошел я тогда на откровенный грех – пнул бомжа под задницу, сильно так, с чувством. Тело сразу же проснулось, перестало храпеть, чем ниспослало на меня заряд благодати, и матом поинтересовалось, в чем проблема. Прошу покинуть подъезд, или хотя бы не храпеть так громко, а он меня матом. Увещеваю, что его поведение недостойно солидного представителя нашего общества, а менять опять по матушке. Спустил я тело с лестницы, из подъезда выкинул, и пошел дальше баиньки. Нечего у меня в подъезде храпеть!