Эта история кажется неправдоподобной, однако происходила она на самом деле. Служил я в девяностые годы в артиллеристской бригаде. Наша военная часть стояла возле небольшого хутора. За забором автопарка, где мы несли караульную службу, стояли деревенские домики. Бойцы бегали в деревню, обменивали бензин на сигареты, водку или семечки.

Служил у нас один боец, Паша Конь, однажды он решил прямо во время несения караульной службы сбегать за самогоном. Паша спустился с караульной вышки, повесил автомат на кабине «Урагана» и перемахнув через бетонный забор, направился к знакомой бабуле за бутылкой.

В это время два деревенских подростка решили поживиться армейским бензином. Они огляделись – часового нигде нет, быстро подобрались к боевой машине и слили бензин в канистру. Уже уходя, парнишки заметили висящий на двери автомат и прихватили его с собой.

Паша вернулся через полчаса в приподнятом настроении, с бутылкой самогона под бушлатом. По дороге он уже немного осушил пузырек. Вот тут он и увидел отсутствие автомата и свежие следы на снегу.

Тогда Паша и понял выражение: «сердце ушло в пятки». Он совершенно отчетливо осознавал, что ему будет за утерю оружия, да еще на посту – суд и дисциплинарный батальон.

Паша Конь решил сымитировать нападение. Он выпил еще самогона, чтобы немного обезболить падение, затем влез на караульную вышку и дико заорав, щучкой скатился вниз по шестиметровой лестнице. Внизу он ударился о бордюр, пробил голову и на несколько секунд потерял сознание.

Парнишки, которые прихватили автомат, решили все же вернуть его назад. Они перебросили автомат через забор. Ребята увидели, как несчастный часовой закричал и спустился по лестнице головой вперед. Они позвонили дежурному по КПП, через пять минут из караульного помещения примчался лейтенант с бойцами и обнаружили пьяного рядового Коня с пробитой головой, злополучный автомат лежал в шести метрах от него.

Лейтенант подумал, что Конь напился и пьяный свалился с караульной вышки.

Часового сняли с поста. После медсанчасти он целый месяц ходил в наряд по столовой, в караул его больше не ставили. Но Паша Конь все равно доволен, что все так обошлось.