Не знаю, как у других, а у нас на работе принято на работе друг друга разыгрывать на первое апреля. В этом году объектом розыгрыша выбрали Колю Федотова, нашего слесаря. На работе над ним только не ленивый не шутит.

Мы попросили Иришку из техотдела напечатать зарплатный квиток Федотова. Зарплатные квитки нам как раз по первым числам после обеда выдают. Сумму зарплаты указали сорок четыре тысячи, вместо двадцати пяти, которые он получает. А сами все с утра ходим и разговариваем о повышении зарплаты.

«Интересное дело, – пробормотал в курилке Юра Стрельцов,– в конторе решили повышать зарплату в первую очередь тем, кто не курит и не пьет, а потом уже всем остальным…»

Коля Федотов не курил уже пару лет, но все равно ходил на перекуры с мужиками. С алкоголем он тоже давно завязал, закодировался пять лет назад, когда поймал белую горячку.

«И намного повысят?» – недоверчиво спросил бригадир Зайцев.

«Ребята из электроцеха сказали – сразу процентов на восемьдесят…» – протянул Стрельцов.

После обеда принесли квитки в цех. Коля Федотов расцвел на глазах и побежал в контору. Он ворвался в кабинет к директору завода Целковскому:

«Спасибо вам, Петр Ильич, огромное, от души. Вы во-от такой человек! »

Он долго тряс ошеломленному директору руку и затем выскочил из кабинета. За ним вышел, вытирая испарину, Целковский:

«Юля,– обратился директор к секретарше, – а что, у нас Федотов опять того?» – он щелчком ударил под кадыком.

Невозмутимая секретарша пожала плечами, и отвернулась к монитору, растворяясь в просторах интернета.

Коля Федотов, блестящий, будто новый пятак, отпросился у замцеха с работы, заехал в «Ленту», понабрал на радостях там различных деликатесов тысяч на шесть. Он обзвонил всех родственников и знакомых, рассказывая о своем нежданном счастье. Вечером они с женой решили брать новую машину в кредит (зарплата теперь позволяла).

Утром Федотов побежал в бухгалтерию, взять справку о доходах за шесть месяцев. Там и открылась вся правда. Бедный Коля шел из бухгалтерии с опущенной головой, едва переставляя ноги. Нам даже было стыдно за такой жестокий розыгрыш. Больше над Колей Федотовым никто не подшучивал.