Было мне лет 5 тогда. Стояла холодная зима, вся детвора непрерывно и целыми днями каталась с огромной горки, которая представляла собой откос некогда большого стадиона для любительских футбольных команд. Наследие советской эпохи, все монументальное и огромное! Спуск – метров 70, может и больше. Довольно крутой, на ногах устоять тяжело. И вот когда все это великолепие заносилось снегом, да еще и укатывалась многочисленными санками, лучшей горки во всем городе было не отыскать.

Не знаю, какую я тогда развил скорость, но санки даже жужжали, катясь по накатанной «трассе». И вот самый низ адского спуска, легкий толчок (попал на ледяной комочек), короткий полет, и… Хрюкнулся я прямо копчиком на какой-то поганый бугорок. Было ли мне больно? Это не то слово! Как будто в низ спины воткнули топор, и начали там им шерудить, в надежде вытащить кусок позвоночника вместе с требухой. Как до дома дошел – история отдельная. Но для начала надо было выбраться из котлована. Благо, люди добрые помогли.

И вот пошли дни. Тянулись они, как ириска из дырявого зуба – тоскливо и мучительно, нудно так. Тонкость в том, что я не мог сидеть, совершенно. Только лежать или стоять. Нет, теоретически сесть я мог, даже без особых приключений, но вот любое движение в этом положении вызывало ощущение, похожее на расстрел из миномета. Да и вставать было дико больно. Приходилось из положения стоя в положение лежа «попадать» путем свободного падения мордочкой вперед. Промахнулся один раз – попал лицом не в подушку, а прямо в подлокотник кровати. Копчик прошел, а вот шрамик над верхней губой до сих пор напоминает об этом детском приключении!