Когда моя мама была еще маленькой, нашей семье выделили, как это раньше было принято, кусок земли для возделывания. На семейном совете было принято решение засадить десять соток картошкой. И се бы хорошо, только пожалованный с барского плеча кусок земли был достаточно далеко от города, пешком не дойдешь, да и урожай с десяти соток на себе не дотащишь. Отец и дед моей мамы, немного поразмыслив, взялись за починку старого мотороллера, который пылился в семейном сарае с незапамятных времен. Ушла пара недель и мотороллер был на ходу. Гудел он прямо как паровоз, а дребезжал словно прямо сейчас развалится, но ездил.

Погожим летним деньком экипаж в составе моей мамы, ее родителей, тети с мужем, их сына и бабушки торжественно водрузился в дышащий на ладан мотороллер. За город добрались еще худо-бедно без происшествий. А вот в лесополосе дорога закончилась и пошли ямы да колдобины. Стоит заметить, что дед был очень плохим водителем, а еще немного глуховатым. На очередной колдобине кабина мотороллера подпрыгнула с такой силой, что все пассажиры разлетелись кто куда. Слава богу, что земля была мягкая, а мотороллер ехал на низкой скорости, поэтому никто не поранился. Дед же как ни в чем не бывало доехал до места посадки и только там заметил пропажу ценного груза, то бишь всей семьи с лопатами. Через пятнадцать минут он вернулся за разъяренными родственниками. Говорят, крики бабушки были слышны на всю округу. После этого случая идея посадки картошки отпала как-то сама собой. Мотороллер разобрали обратно. Деда больше к любого рода машинам не подпускали. Так и ездил он до конца жизни на стареньком велосипеде.